МУНИЦИПАЛ
18+    полная версия
Политическая жизнь Северо-Западного региона

10 октября 2014, 12:56

Александр Шуршев: Если вбрасывают по 1000 бюллетеней, когда реально проголосовало чуть более сотни, что можно сделать?

Депутат МО Екатерингофский в созыве 2009-2014 годов был одним из самых ярких представителей оппозиции в петербургских муниципалитетах. 14 сентября его команда смогла «захватить» совет, однако в результате фальсификаций и переписывания результатов выборов ни один из них, в том числе и сам Шуршев, депутатами не стали. В интервью ЗАКС.Ру он рассказал, чего смог добиться за 5 лет работы в совете, кто пришел к власти в муниципалитете, насколько перспективными оппозиционерам кажутся суды и насколько вероятно, что Россия развалится еще до выборов 2016.

– Как вы в целом оцениваете предвыборную избирательную кампанию?

– У нас отличная команда, с которой мы прошли всю избирательную кампанию. Я бы разделил оценку самой кампании и её итогов, которые мы оцениваем неоднозначно. В Екатериногофском округе предвыборная кампания была интересной, активной, насыщенной, хотя, конечно, с определенными сложностями. Если говорить об общегородском масштабе, то будут несколько другие оценки: неожиданные снятия кандидатур, отказы в регистрации, нападения с огнетушителями.

– Многие полагали, что как раз ваша команда могла победить в Екатерингофском, однако этого не произошло.

– Мы связываем это с фальсификациями, которые были зафиксированы нами на досрочном голосовании как в ИКМО, так и в УИКах. По ряду участков они зарегистрированы также при проведении голосования на дому. В результате депутатами названы люди, которые не вели никакой кампании, и совершенно не известны в округе. Они выдвинуты в порядке самовыдвижения, хотя сейчас уже очевидно, что за ними стоит «Единая Россия» и один из депутатов Законодательного Собрания от «Единой России» от Адмиралтейского района.

– Кому было выгодно лишать вас победы?

– Это было выгодно партии власти, руководству районного отделения этой партии. Конечно, после 2011 года мы были готовы к фальсификациям. У нас было очень много наблюдателей, за что им огромное спасибо, были стратегии. Но с фальсификациями бороться очень сложно, если не привлекать к ответственности тех, кто в них виновен. Люди чувствуют свою безнаказанность. Даже если кого-то поймать за руку в одном месте, то в другом вброс будет вдвое больше. Не знаю, как мы могли на это повлиять. Если вбрасывается по 1000 бюллетеней на досрочном голосовании, когда реально проголосовало чуть более сотни, что можно сделать? Этим должны заниматься правоохранительные органы, которые пока, к сожалению, закрывают на все глаза.

Но наша команда не сдается. Если никак не действовать, то ничего не изменится. Почти сразу после выборов мы провели встречу с местными жителями, рассказали, что произошло. Это многим открыло глаза на то, что происходит. Люди слышали, что бывают нарушения на выборах, но когда депутатские мандаты получили те, кого раньше в глаза не видели, люди поняли реальный масштаб фальсификаций. Голосуй - не голосуй, все равно получишь непонятно что. И всё это на фоне того, что власти все время жалуются на низкую явку. Люди от того и не ходят на выборы, потому что видят, что голосуют за одних, а мандаты получают совсем другие.

– Ситуацию еще можно изменить?

– Нужно добиться отмены итогов прошедших выборов. Власть должна формироваться по результатам выборов, а не фальсификаций. Сейчас на избирательных участках нам этого добиться не удалось, попробуем добиться этого в суде. Мы хотим, чтобы соблюдалась Конституция, закон. Сейчас этого не происходит. Конечно, мы не питаем особых иллюзий на счет того, что мы сразу сможем выиграть суды. Что суд скажет: действительно, такие нарушения, надо провести новые выборы, чтобы все было честно. Но мы будем биться, вызывать этих фальсификаторов в суды и требовать предоставить все документы. Чем все закончится – не знаю. Но делать это надо, иначе точно ничего не изменится.

– Что это за люди, ставшие депутатами МО Екатерингофский?

– Я совсем не знаю этих людей, поэтому мне сложно предположить, как они будут действовать дальше. Мы не собираемся оставаться сторонними наблюдателями. Мы продолжаем наши программы, в частности раздельный сбор мусора, который мы проводим каждый месяц. И после выборов его проводили. Продолжаем те проекты, о которых говорили в ходе избирательной кампании. В частности, готовимся к слушаниям по Генеральному плану Санкт-Петербурга. Некоторые члены нашей команды живут в округе, в том числе я. Сейчас мы также готовимся к судебным процессам. Подано порядка 76 заявлений в суд, причем половина этих заявлений – заявления не от кандидатов, а от жителей. Жители не равнодушны к сложившейся ситуации, звонят, спрашивают, чем могут помочь. Мы также будем внимательно следить за тем, что происходит в муниципальном совете, в местной администрации. Будем мониторить бюджет, отслеживать проведение слушаний и соблюдение законодательства.

– Какие можно подвести итоги 5 лет вашего депутатства?

– Я получал образование в сфере государственного и муниципального управления, но фактически пришлось все это узнавать заново. Теория разошлась с практикой – в этой области слишком часто все меняется. Работа была продуктивной, и это немного не то, что я представлял себе изначально, когда я шел в муниципалитет. За прошедшие пять лет муниципалитет, на мой взгляд, стал работать более открыто. Результаты моей работы отражены в моих ежегодных отчетах, которые я распространял среди жителей. На муниципальном уровне мы поднимали вопросы, которыми этот уровень не занимается, но может обращать внимание. Это и вопросы зеленых насаждений, и территориальное развитие, и сохранность памятников. К сожалению, мне не удалось убрать т.н. «кормушку» в муниципалитете, в которой работали депутаты. Мы в ходе кампании много говорили о том, что она вредна, ее необходимо убирать. Не знаю, будут ли этим заниматься новые так называемые депутаты. Сомневаюсь.

– Будете ли вы баллотироваться в Законодательное Собрание?  

– Я уже выдвигался в ЗакС в 2011 году, и сталкивался с теми людьми, которые и сейчас непосредственно участвовали в организации фальсификаций, сталкивался с нарушениями. Мне казалось: куда уж больше. Но 14 сентября я увидел, что может быть и больше. Я еще не поставил точку в истории с выборами 14 сентября, нас еще ожидают судебные перспективы. Мы направили много жалоб в избирательные комиссии различного уровня, в следственные органы, но пока не получили ответ. Мы попытаемся привлечь к ответственности тех людей, которые совершали все эти уголовные преступления. Не знаю, что из этого выйдет, но в судах мы с ними точно повстречаемся много раз, посмотрим друг другу в глаза. Нужно разобраться с предыдущими выборами, прежде чем думать о новых.

– Не опасаетесь ли вы, что при той логике, по которой сейчас развивается политическая жизнь, в 2016 году оппозиции в ЗакСе вообще не остается?

– В Москве такая ситуация уже на протяжении двух созывов, поэтому ничего нельзя исключать и у нас. Но этого бы очень не хотелось. Хотя я вижу, что и в нынешней ситуации, когда у нас в парламенте есть оппозиция, голос её может быть и слышен, но мало на что влияет.

– Как вы считаете, не утратила ли Оксана Дмитриева влияние после неудачи на выборах?

– Оксана Дмитриева в петербургской политике с девяностых годов. Полтавченки приходят и уходят, а такие профессионалы, как Дмитриева, остаются. Она – настоящий политик. У всех бывают взлеты и падения. Это закаляет для будущих побед. Не знаю, будет ли она участвовать в следующих выборах губернатора, но то, что она не исчезнет с политического горизонта – я уверен.

– Не ожидаете ли вы развала государства?

– В последнее время часто бываю свидетелем подобных обсуждений: вот, уже все на грани и должно измениться, сейчас или всё развалится, или окончательно «закрутят гайки», или будут ещё какие-то изменения. Похожие разговоры я слышу с двухтысячного года, когда Путин стал президентом. Прошло, кстати, 14 лет. В каких-то вопросах у нас все очень быстро меняется. Была некоторая оттепель после 2011 года, но потом все вернулось на круги своя. Летом 2011 года никто не мог подумать, что через год вернут выборы губернаторов. Также как и в начале 2004 года никто не думал, что выборы губернаторов могут отменить. Изменения точно будут, но в какую сторону – это тоже, во многом, зависит от всех нас.

Беседовала Анна Артемова
 
полноэкранная версия